При мне было пять директоров сейчас бутовский сам состоит в профсоюзе


Председатель отраслевой организации всероссийского «Электропрофсоюза» Галина Чернова рассказала о целях и требованиях прошедшей протестной акции

Южно-Сахалинск, 22 февраля, SakhalinMedia


20 февраля на площади перед кинотеатром «Октябрь» в Южно-Сахалинске состоялся митинг, организованный отраслевой организацией всероссийского «Электропрофсоюза». Члены профсоюза написали резолюцию митинга против низкой зарплаты работников электроэнергетики. На площадь вышли около 50 рабочих с транспарантами «Рабочий-энергетик не должен быть бедным!», «15 тысяч рублей – не зарплата, а подачка!», «Требуем реального повышения заработной платы!», «Работодатель, уважай права работников!», «Вернем престиж профессии энергетика!». Мероприятие  прошло по всей России под общим лозунгом «Рабочий-энергетик не должен быть бедным!», сообщает РИА SakhalinMedia.

Председатель отраслевой организации всероссийского «Электропрофсоюза» Галина Чернова работает в профсоюзе уже 21 год.

— Галина Федоровна, что представляет собой профсоюз электроэнергетиков?

— Сначала у нас было 24 организации, потом прошло реформирование Сахалинэнерго, у нас осталось 17 организаций, на шний день их у нас 13. В основном уходят люди на пенсию, а молодых не устраивает заработная плата. Потому что заработная плата для 2,3,4 разряда низкая. Ребята приходят к нам со школ и с техникумов, поступают в институты, три года отучиваются и уходят от нас. При беседе они говорят: я женился, у меня нет жилья, нет детского садика, мне надо содержать семью. Поэтому хорошие специалисты, отработавшие по 3-5 лет, а некоторые и по 10, уходят в другие организации. У нас очень многих профессионалов нефтяники забрали. Ведь наши специалисты достаточно грамотные и востребованы в других компаниях.

— Почему вы только сейчас забили тревогу?

— Мы 20 лет ждали и не думали ни о чем, потому что нам Чубайс обещал на III съезде энергетиков поднять заработную плату. Но потом он решил реформировать все и ушел. Чубайса нет, а у нас остались типовые нормы тарифных коэффициентов, принятые еще в 89 году. У нас заключен договор о социальном партнерстве. Бюджетникам сейчас поднимают на 25% зарплату, я Хорошавину написала письмо, чтобы и нам подняли. Это уже второе письмо, я его только собираюсь отправить. Текучесть кадров у нас постоянно 10%, у меня в профсоюзе 3722 человека, раньше было более 4500 человек, многие уходят на пенсию.

— Как директор относится к вашим выступлениям?

При мне было пять директоров, сейчас Бутовский сам состоит в профсоюзе. И его заместитель, депутат городского собрания Сидоренко, он тоже входит в профсоюз. Директор во время акции был за пределами области, но на мое сообщение о проведении митинга, он ответил: «Это ваше право».

В некоторых регионах руководители предприятий договариваются с губернаторами, и они повышают свою тарифную сетку, находят компромисс. В Башкирии, Татарстане, Краснодарском крае, там повышают за счет коэффициента. Наш руководитель тоже работает с Хорошавиным, но губернатор стоит на том, что его не поймет население. Поэтому мы не просим повышать тарифный коэффициент, мы просим повысить премию с 45% до 50%, хотя в договоре прописано до 75% премии, но у нас и это союз работодателей не принимает.

— Какая средняя зарплата у энергетика?

— Средняя зарплата по ОАО «Сахалинэнерго», со всеми нашими руководителями – 42 тысячи рублей. Но зря про нас говорят, что мы на первом месте. Конечно, у нас топ-менеджеров нет, есть просто менеджеры, они получают неплохо, а рабочие получают, естественно, мало. У рабочих зарплата до 30 тысяч рублей, и то, за счет переработки, за счет вредных условий труда чуть-чуть поднимается зарплата.

— Когда возникло протестное настроение и что послужило причиной?

— В марте месяце прошлого года наш ЦК «Электропрофсоюза» вступил в переговоры с союзом работодателей. Они вместе работают по социальным вопросам над коллективным договором. Мы тут на месте тоже даем свои предложения в отраслевое соглашение. И вот в марте по 71 пунктам профсоюз согласился, а на 64 пунктах они остановились, не нашли компромисса. Не нашли в том смысле, что самое главное – это тарифная ставка, мы просим тарифную ставку 6 727, не ниже прожиточного минимума в РФ. Мы просмотрели другие отраслевые коллективные соглашения, из них, из 21, почти все, и нефтяники, и угольщики, и энергопромышленники, и электротехники заключили на прожиточный минимум даже субъектов федерации. А электроэнергетика – никак, Ну никак не хотят они идти нам на встречу. Поэтому, когда мы там на пленуме собирались, решили, что хватит, будем решать вопрос через трудовые споры либо делать акцию протеста. В ноябре я ездила в Москву, участвовала в пикете на Пушкинской площади, по умолчанию. Мы стояли с лозунгами, транспарантами, флагами, два человека от нас ездили. И решили, что будем биться до конца. Будем стоять на своем. Мы потом согласились вместо 6727, дайте нам 5550, и дальше, к 2114 году мы бы подошли к прожиточному минимуму. Но союз работодателей собрал свой совет и всем нашим требованиям по энергетике отказали. Мы написали письма в министерства, в кучу разных инстанций. Но все промолчали. Во время акции мы надули черные шары и пустили их в небо, прощаясь с плохой заработной платой. Работники просят эту зарплату, просто их скоро не будет, все разбегутся, это действительно кризис по всей стране.

— Ну хоть какая-то реакция на ваши протесты есть?

— После каждого нашего выступления, Путин начинает разбираться с хищениями в электроэнергетике. Но это тоже хорошо, какая-то реакция есть. Это значит — он нас слышит.  

— Из 3000 сотрудников на митинг пришло всего 50, почему так мало?

— Я первый раз провожу митинг и заявку сделала на 50 человек, но люди пришли, люди уже не молчат, они уже говорят, а значит они не равнодушны, значит им нужна заработная плата. Тем более, что на 20% увеличилась стоимость всех продуктов.

— Мне всегда казалось, что энергетик – это высокооплачиваемая профессия…

— Потому что привыкли, энергетика на слуху у всех, что они воры, что они в оффшорах, но это в основном энергосбыты, у нас, например, воровать здесь нечего. Нам очень много население должно, много ЖКХ должны, и мы вынуждены брать кредиты, чтобы выплачивать заработную плату. Многие не понимают, что тяжело руководителю, он не может эти долги вытянуть с должников, берет кредиты. А кредиты погашать надо. престижа профессии энергетик нет, люди не хотят работать в энергетике.

— Каковы ваши дальнейшие действия?

Я еще не знаю решения президиума, но уверена, что останавливаться мы не будем. Вот этот всероссийский союз работодателей подло поступил, он решил профсоюз уничтожить, но не получится нас уничтожить. Они с нами работают как социальные партнеры, они от имени работодателей, мы от имени работников.  А без отраслевых соглашений мы работать не сможем. У нас на Сахалине союз работодателей возглавляет Сухоребрик. наш коллективный договор стоит 60 млн., нам дают только 20. Я думаю главный наш акционер — это Путин, это государство, и оно должно пойти нам на уступки. И он должен урегулировать социальных пратнеров работодателей и профсоюзы, чтобы люди не страдали.

— Какие еще акции протеста могут последовать от энергетиков?

— У нас были забастовки в 90-е годы, мы перекрывали все электричество на час, когда нам по 4 месяца задерживали зарплату, а сейчас новый закон ввели, по которому мы не имеем права бастовать, поскольку жизнеобеспечивающие предприятия завязаны на нас. Поэтому мы воспользовались своим законным правом на проведение акции протеста в виде митинга.

Демократия - самый худший вид правления, не считая остальных. (Уинстон Черчилль)
Теги: , , , , .
Материалы возможно не похожие на

При мне было пять директоров сейчас бутовский сам состоит в профсоюзе

но не менее значимые



Напишите что Вы думаете по теме ... | При мне было пять директоров сейчас бутовский сам состоит в профсоюзе

Ваш Email не публикуется. Обязательные поля помечены *

*
*