Статья Евгения Примакова видится в процессе чтения то приговором то исповедью то просто лекцией академика уставшего от глупости студентов


Опубликованная в «Российской газете» статья Евгения Примакова «Современная Россия и либерализм» видится в процессе чтения то приговором, то исповедью, то просто лекцией академика, уставшего от беспросветной глупости студентов. Скорее, все вместе, но суть даже не в том, как правильно охарактеризовать представленный бывшим премьером текст, а в том, что в нем вещи прямо называются своими именами. Примакову, как мэтру большой политики, легко, да и нам утешение.


Конечно, это и текст-исповедь, поскольку Евгений Максимович Примаков принимал самое активное участие в государственной работе как раз в те самые лихие времена, ошибки из коих в статье называются и обстоятельно разбираются. Конечно, сам Примаков никогда не был для либералов от экономики и политики действительно своим, какие улыбки с их стороны ему бы не адресовались. Наверное, именно эта вина за то, что не смог (при всем желании) предотвратить в свое время сползание страны в кромешную пропасть кризиса и определила магистральный жесткий стиль статьи — без лишней дипломатии.

Магистральной темой статьи стал наболевший вопрос — присутствие государства в бизнесе и, сопряженное с этим противостояние консерваторов и либералов от экономики. Сам Примаков свои симпатии в этой битве засвидетельствовал предельно ясно, просто перечислив последствия изгнания государства из рынка в 90-е. Последствия сего оказались настолько чудовищными, что это отметили даже сами либералы. Для примера Евгений Максимович приводит в своей статье фрагмент высказывания бывшего советника президента Андрея Илларионова: «Люди, провозглашавшие отделение собственности от власти, на практике захватывали госкомпании, государственные здания, получали госфинансирование, добивались вначале пониженных ставок арендной платы, а затем и полного освобождения от платежей государству. Такие действия дискредитировали не только конкретных людей, но и идеи, с которыми они ассоциировались в общественном сознании».

Описывая преимущества активного присутствия государства на рынке Примаков ссылается на пример США, где после окончания Второй мировой войны и вплоть до середины 70-х годов в экономике господствовали идеи экономиста Джона Кейнса, который активно ратовал за активное присутствие государства на рынке. Но «недолго музыка играла, недолго фраер танцевал»: «В 70-е годы начала все больше проявляться экономическая неустойчивость на Западе. Нефтяной, валютно-финансовый кризисы, инфляция привели к снижению темпов роста производства. Кейнсианские идеи были подвергнуты острой критике, и на поверхность вышли неолиберальная, монетаристская и более радикальная неоконсервативная концепции. При определенных различиях их объединило общее стремление создать такую экономическую модель, которая могла бы обеспечить неограниченную свободную конкуренцию, а роль государства свести к созданию условий для этого», — добавляет Евгений Примаков.

История однако все жестко расставила все на свои места в период экономического кризиса 2008–2009 годов, когда стало очевидным, что без сильной государственной руки хваленной американской экономике долго не протянуть. И вот Барак Обама в 2009-м году, когда, что называется, «пронесло», сказал примечательную фразу «Я не вернусь к дням, когда Уолл-стриту было позволено играть по его же установленным правилам». В этом же году американский Сенат, напоминает нам Примаков, принял обширный антикризисный план, предусматривавший прямые госинвестиции в образование, медицину и энергетику.

В России ссылаться на американский опыт весьма любят — эта страсть давняя, зародившаяся еще и до «лихих 90-х». Прислушается ли наша власть пусть не к Примакову Евгению Максимовичу, ныне являющемуся просто академиком, но к мировому опыту и, что главнее, здравому смыслу?

Основной тезис статьи Евгения Примакова в беседе с обозревателем KM.RU развил доцент Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ, кандидат экономических наук Вениамин Вутянов:

 — С точки зрения экономической теории, есть два подхода управления экономикой — непосредственное участие государства (теория Кейнса), которое, к слову, помогло США преодолеть Великую депрессию 30-х годов и второй подход, заложенный еще теоретиками Адамом Смитом, Давидом Рикардо и предполагающий, что рыночная экономика есть саморегулируемая система, способная самостоятельно справиться с перераспределением ресурсов и распределением благ, а государству в этой схеме отводится позиция «ночного сторожа».

На сегодняшний день можно сказать, что рынок — действительно представляет собой саморегулируемую систему, но лишь в условиях развитой конкуренции. Но поскольку в России доминирующими структурами в бизнесе являются монополии, олигополии, то соответственно в данном случае ни о каком саморегулировании говорить не приходится. Эти крупные субъекты стараются выстроить, в том числе посредством лоббизма, влияние на национальную экономику, являются также серьезными субъектами мировой экономики. И если что-то происходит не так, они в первую очередь пытаются отвести удар от себя и перевести его на кого-то.

Если говорить о ситуации в России, то сейчас мы решаем непростой вопрос — в какой степени допустимо участие государства в бизнесе. Наша страна по многим пунктам весьма специфична и просто не глядя переносить на нее международную практику представляется крайне неразумным. У нас есть сферы, куда рынок не следовало бы пускать ни в коем случае. Это здравоохранение, образование, оборона, внутренняя безопасность. Как показывает мировая практика, входя в эти сферы рынок начинает порождать в них бесчисленные пороки, негативно влияя на государственный сектор. Так что эти сферы должны в идеале оставаться под однозначным контролем государства.

Есть также отрасли, являющиеся стратегически важными и которые рынку при этом откровенно мало интересны — это космические программы, построение орбитальной станции где-нибудь на Луне, развитие микротехнологий и т.д. Ведь бизнес рассчитывает свои инвестициис точки зрения сроков их окупаемости и получения прибыли. Так и не надо туда пряниками заманивать бизнес. Оставаясь полноценно в указанных сферах государство будет обречено развивать технологии, обеспечивать предприятия заказами, готовить специалистов в вузах, помогая при этом и всей нашей нашей экономике выжить.

В принципе, необходима, конечно, серьезнейшая научная проработка, чтобы определить эффективную долю вмешательства государства в экономику, чтобы не снижалась при этом экономическая эффективность и чтобы каким-то образом сохранялась социальная справедливость, хотя может показаться на первый взгляд, что эти вещи однозначно взаимоисключающие.

Складывается впечатление, что всякая власть, в России, борется за то, чтобы народу нечего было терять, кроме своих, нательных, цепей. (Владимир Борисов)
Теги: , , , .
Материалы возможно не похожие на

Статья Евгения Примакова видится в процессе чтения то приговором то исповедью то просто лекцией академика уставшего от глупости студентов

но не менее значимые



Подписаться на RSS комментариев к материалу Статья Евгения Примакова видится в процессе чтения то приговором то исповедью то просто лекцией академика уставшего от глупости студентов

Один комментарий. к записи Статья Евгения Примакова видится в процессе чтения то приговором то исповедью то просто лекцией академика уставшего от глупости студентов

  1. Это хреновое время, когда педагог не умеет доходчиво объяснять материал

Напишите что Вы думаете по теме ... | Статья Евгения Примакова видится в процессе чтения то приговором то исповедью то просто лекцией академика уставшего от глупости студентов

Ваш Email не публикуется. Обязательные поля помечены *

*
*