Однако в правительстве Фрадкова не менее резонно отмечали возможность


6 марта в комитете Госдумы по бюджету обсудят поправки ко второму чтению законопроекта о Росфинагентстве

Российского финансового агентства (Росфинагентства). Его предполагается учредить в форме открытого акционерного общества (ОАО) со 100% госучастием. Принципиальная задача – эффективное размещение 8% ВВП (более 5,2 трлн. рублей), сосредоточенных в Резервном фонде и Фонде национального благосостояния (ФНБ). 6 марта в профильном комитете Госдумы – по бюджету и налогам – должны обсудить поправки в этот документ. Ожидается настоящая схватка.


Противники законопроекта попытаются торпедировать главную идею – управление госресурсами через ОАО. Альтернатива – прямое, через бюджет, инвестирование нефтегазовых ресурсов в экономику России. «МК» попытался выяснить плюсы и минусы разнонаправленных предложений.

Бурный рост нефтяных и газовых цен в «нулевых» годах привел не только к не менее бурному росту ВВП России (в среднем по 7% в год), но и к тому, что значительная часть «горячих» нефтедолларов перестала перевариваться отечественной экономикой. Это стало окончательно ясно к 2005 году. Если бы тогда не были бы приняты срочные «хирургические» меры, нерегулируемый поток избыточной экспортной выручки так бы раскрутил инфляцию, что её гиперскачок начала 1990-х показался бы детской игрой.

Минфин и ЦБ тогда пробили идею создания Стабилизационного фонда, куда стали складываться перегретые нефтедоллары. Естественно, они никому не давали покоя. Близкие к Кремлю предприниматели попытались найти им более лучшее, с их точки зрения, применение. В частности, на рубеже 2005—2006 годов появились две близких, по сути, но не по происхождению, идеи.

Суть первой заключалась в следующем: средства только что созданного Стабфонда в значительной мере не хранить на счетах американских банков, а направить на скупку акций ведущих российских предприятий. Выгода, вроде бы, двойная. С одной стороны – поддержка отечественного производителя. С другой – приумножение Стабфонда за счет роста стоимости акций ряда российских предприятий, куда собственно и были вложены по существу бюджетные деньги.

Однако в правительстве Фрадкова не менее резонно отмечали возможность коррупционногенных схем при покупке акций российских предприятий. И предлагали часть средств Стабфонда направить на скупку акций зарубежных так называемых «голубых» фишек. Тоже двойная польза. С одной стороны, не раскручивается инфляция. С другой – Россия входит в управление ведущих мировых компаний, чего ей так и не удалось до сих пор сделать.

Но тогдашний министр финансов Алексей Кудрин при поддержке пока еще нынешнего председателя ЦБ Сергея Игнатьева всю эту игру поломал. Все деньги остались в Стабфонде, вернее, образованным на его платформе Резервном фонде и Фонде национального благосостояния (ФНБ). Кризис 2008 года подтвердил правоту Кудрина.

Зачем так подробно описана пусть и недавняя, но история вопроса? Потому что история вновь повторяется. Слишком много игроков рынка хотели бы наложить руки на государственные нефтедоллары.

К сожалению, и сейчас все нефтедоллары бюджет переварить без опасности раскручивания инфляции не может. Но и смириться с тем, что фонды ежегодно теряют десятки миллиардов рублей на разнице курсов, так как нефтедоллары вкладываются исключительно в низкодоходные, но вроде бы сверхнадежные американские казначейские бумаги, более просто невозможно.

Все очень просто. Госорганы в лице Минфина и ЦБ по закону и по опыту своего бюрократического существования не умеют, как частные банки, зарабатывать на лишних деньгах.

Поэтому в Минфине и ЦБ и родилась идея создания Российского финансового агентства в юридической форме Открытого акционерного общества (ОАО). Но со 100% госучастием.

Почему именно ОАО? Да опять же все очень просто. Эта форма собственности во всем мире, не исключая Россию, лучше всего проработана в законодательстве. Она самая прозрачная и контролируемая конечным собственником. В нашем случае государством.

К тому же есть успешный международный опыт. Особенно в Норвегии, где все дивиденды государственных нефтегазовых компаний (а других там и нет) более двух десятков лет складываются не в странном с правовой точки зрения «Роснефтегазе», а государственном Норвежском нефтяном фонде, который как раз и имеет форму ОАО. Доходность у них разная по годам. Но в среднем не менее 10% в плюсе.

Скорее всего, 6 марта бюджетный комитет Госдумы, которым руководит единоросс Андрей Макаров, отстоит правовой статус Росфинмониторинга в виде госОАО. Но предстоит нешуточная схватка, так как оппозиция прежде всего в лице «Справедливой России» предлагает отказаться от ОАО (а если его потом приватизируют? Впрочем, правительство этого даже и не планирует), а направлять горячие нефтедоллары «на наиболее приоритетные, прямые, прозрачные и социально-важные бюджетные расходы, причем, реализовывать это прямо, непосредственно из бюджета, минуя предварительное “отлеживание” средств в ФНБ и передачу их в доверительное управление ОАО».

Более того, фракция «СР» предлагает отказаться от нового бюджетного правила – сначала деньги от нефтегазового экспорта поступают в Резервный фонд, пока там не накопится 7% ВВП (в 2013 году – более 4 трлн рублей – «МК»), а только потом поступают в ФНБ, а затем и собственно в бюджет.

Все вырученные нефтедоллары справороссы предлагают вкладывать в отечественную экономику, а не в фонды. Деньги, по их мнению, необходимо вкладывать в реальную отечественную экономику.

В принципе это правильно. Но в условиях монополизированной государством же экономики довольно опасно, так как деньгами опять же могут завладеть исключительно наиболее близкие к Кремлю госпредприниматели. А когда когда кризис вернется в государственной кубышке денег уже не будет.

Деньги не пахнут, но отдают «душком» (Леонид С.Сухоруков)
Теги: , , , , , , , .
Материалы возможно не похожие на

Однако в правительстве Фрадкова не менее резонно отмечали возможность

но не менее значимые



Напишите что Вы думаете по теме ... | Однако в правительстве Фрадкова не менее резонно отмечали возможность

Ваш Email не публикуется. Обязательные поля помечены *

*
*