Директор будет нести ответственность перед держателем чека


Словно реагируя на критику президента в адрес российской судебной системы на Восьмом съезде судей, а именно на слова о том, что крупный российский бизнес все чаще предпочитает судиться в Англии, Высший арбитражный суд (ВАС) РФ провел мероприятие, призванное в какой-то степени дать ответ на вопрос, что же такого привлекательного есть в английских судах.


Особенно заманчиво смотрелся второй пункт повестки: «Споры российских олигархов в Лондоне: вопросы международного частного, процессуального и материального права». Но докладчик Роман Ходыкин, партнер лондонского офиса фирмы Berwin Leighton Paisner (BLP) остановился только на процессе «Березовский против Абрамовича», который и так хорошо освещался в России и в том числе РАПСИ.

Поэтому мы больше внимания уделим первому докладу — барристера, королевского адвоката, главы адвокатского направления BLP Стюарта Айзаакса. Он был посвящен модной теме – доктрине снятия корпоративной вуали в английском праве.

Salomon’ово решение

Сэр Айзаакс начал с экскурса в историю. По «закону о мыльном пузыре» от 1820 года в Англии было запрещено создавать компании кроме как по королевскому указу. Следующий закон 1825 года процедуру упростил, но и он предостерегал от создания дутых, то есть не имеющих капитала, компаний и использования их для ухода от ответственности.

Дальнейшему развитию частного права способствовала индустриальная революция. Так, закон 1844 года об акционерных компаниях предоставил право простым людям учреждать юридические лица, а спустя еще 11 лет законодательно было закреплено ограничение ответственности юрлица суммой внесенного вклада. Окончательно эти нормы были кодифицированы в 1862 году.

Судя по выступлению Айзаакса, основополагающее значение для укрепления доктрины юрлица и прямо связанной с ней доктрины корпоративной вуали имела судебная тяжба Salomon v Salomon Co Ltd 1897 года.

Обувщик Арон Саломон продал свою обувную мастерскую по «цене, из ряда вон выходящей», причем случилось это накануне кризиса, следствием которого стала процедура ликвидации фирмы. Ликвидатор попытался через суд вернуть сумму, выплаченную Саломону и избавиться от ряда других обязательств компании, взятых прежним собственником.

Суд первой инстанции встал на сторону истца, решив, что компания не может рассматриваться как что-то отдельное от владельца.

Апелляционный суд решение поддержал, но с другим обоснованием: по его мнению, схема Саломона была создана для обмана кредиторов.

Однако Палата лордов отменила решение, причем единогласно. Высшая инстанция постановила, что компания обладает собственной правоспособностью, которая по сути является корпоративной вуалью, и суд не может убрать эту вуаль только на том основании, что это нечестно и несправедливо.

Палата лордов сказала, что юрлицо является фикцией, но это требование установлено законом. Даже если компания управляется единственным акционером, отдельная сущность юрлица не утрачивается. Другими словами, Саломон воспользовался правами, предоставленными ему по закону.

Правда, самому обувщику это мало помогло – он судился до конца жизни и умер бедняком. А вот его бизнес развился и процветает до сих пор. «Когда вы катаетесь в Красной Поляне, вы обязательно увидите лыжи и ботинки под брендом Salomon», — пошутил Айзаакс.

Протыкание и заглядывание

С тех пор ответственность юрлица только в рамках уставного капитала стала незыблемым принципом английского права. Но, как известно, правило – не правило, если оно не подтверждается исключениями.

Исключения, или, по словам рассказчика, «прорехи в стене», есть и в данном случае. Это ситуации, когда корпоративная вуаль может и должна быть снята. Некоторые из них кодифицированы, другие установлены в общем (прецедентном) праве как развитие судебной практики.

Законодательно закреплены пять исключений.

1. Первое связано с понятием группы компаний. Так, по закону о компании 2006 года отчетность в Англии представляется по группе, а не по отдельной компании. Правда, в данном случае правильней было бы говорить не о протыкании вуали, уточнил Айзаакс, а о заглядывании за нее.

Он привел пример, в котором английская «дочка» американской компании в 1953 году пыталась получить налоговые льготы, установленные для английских кинопроизводителей, несмотря на то, что фильм был снят материнской компанией. «Поскольку в итоге учредители английской компании не были привлечены к ответственности, протыкания вуали не было, просто собственность была правильно классифицирована», — пояснил королевский адвокат.

2. Дела по искам о неосновательно нанесенном ущербе. Несмотря на то, что в деле Foss v Harbottle в 1843 году был создан прецедент, в соответствии с которым участник компании не вправе подать иск от ее имени за нанесенный ей вред, из этого правила существуют исключения. Так, суд имеет право установить, что компания управляется мажоритарным акционером таким образом, что ей наносится ущерб. Мажоритарный акционер или материнская компания могут создать такую модель, когда компания управляется не в интересах всех акционеров.

3. Попытки обмана кредиторов при ликвидации. Если будет установлено, что перед ликвидацией (банкротством) бизнес велся таким образом, чтобы причинить ущерб кредиторам, суд может обязать лицо, знавшее о намерении совершить обман, внести в уставный капитал вклад в определенном судом размере.

4. Персональная ответственность директора в случае, когда на подписанном им чеке не проставлено ясно название компании. Директор будет нести ответственность перед держателем чека.

5. Последнее законодательное изъятие – когда публичная компания не выполняет требование о минимальном акционерном капитале. Если она в такой ситуации заключает договор и потом не выполняет свои обязательства по сделке в течение 21 дня, директора несут солидарную ответственность.

Стюарт Айзаакс перечислил также три категории исключений по общему праву.

1. Единый хозяйственный организм. Вуаль может быть снята, если суд установит, что материнская и дочерняя компании так сильно связаны, что их можно рассматривать как единое целое. Однако в 1990 году это исключение из правила было усечено: суд подтвердил важность юридической отдельности юрлица, даже если суд считает, что было бы справедливо вуаль снять.

2. Мнимость или фасад. Применяется судами, когда юрлицо используется, чтобы избежать ответственности. Прецедент был создан делом Jones v Lipman в 1962 году. Тогда ответчик передал свой участок компании, чтобы не передавать его истцам по ранее заключенному договору.

3. Агентские отношения между материнской и дочерней компаниями. По оценке докладчика, маловероятно, что суд будет применять эту доктрину, если нет прямого указания на агентские отношения.

Три примера на закрепление

Сэр Айзаакс для закрепления теоретического материала подобрал для присутствующих три относительно недавних дела о снятии корпоративной  вуали с «постсоветским элементом». Докладчик сразу оговорился, что все примеры касаются исключительно процессуальных моментов: суды решали, может ли пророгационное соглашение (пункт договора о суде для разрешения споров), подписанное компанией, распространяться на ее бенефициара (сам докладчик употреблял слово «кукловод»). 

В деле Antonio Gramsci Shipping Corp v Oleg Stepanovs в феврале 2011 года истец, по образному выражению Айзаакса, хотел привлечь кукловода как ответчика с более глубоким карманом, чтобы упростить себе задачу по исполнению судебного акта.

Судья Burton встал на сторону истца, указав в решении, что нет оснований не привлечь кукловода. Как считает Айзаакса, тем самым судья попытался достичь справедливости за счет уничтожения концепции отдельной юридической личности компании.

Вскоре судья Arnold в деле VTB Capital plc v Nutritek Ors принял противоположное решение, отказавшись передавать спор на рассмотрение английского суда и привлекать бенефициара ответчиков Малафеева к ответственности.

Но уже в конце того же 2011 года судья Burton снова допустил снятие вуали в деле Alliance bank v Aquanta. Казахстанский банк пытался вернуть выведенные из него структурами бизнесмена Аблязова в разные страны более 1,1 миллиарда долларов. Спор не имел отношения к Англии, но истец хотел судиться именно там, потому что на родине пошлина для обращения в суд составляет 3% и не имеет потолка. К тому же ответчики были привлечены в Казахстане к уголовной ответственности, то есть их вина была доказано. Все эти обстоятельства объясняют симпатию судьи к банку.

Однако оба решения Burton в апелляционном суде не устояли. Суд второй инстанции указал, что они изменяют существующее право без достаточных на то оснований. Нельзя снимать вуаль таким образом, чтобы делать контролирующего акционера стороной договора. Это подрывает принцип, сформулированный еще в деле Арона Саломона.

Решение же судьи Arnold было поддержано апелляционным судом и позже устояло в Верховном суде.

Таким образом, сделал вывод Айзаакс, можно говорить, что доктрина снятия корпоративной вуали применяется английскими судами крайне осторожно. В большинстве случаев суду надо доказать, что юрлицо было использовано для обмана или даже создавалось специально для обмана. Прокалывание вуали, как правило, связано с наличием противоправности, подчеркнул английский адвокат.

Березовский, Абрамович и Шекспир

В заключение гость из Англии проанонсировал дело, которое Верховный суд начнет рассматривать 5 марта, – о снятии уже супружеской вуали. Суду предстоит выяснить, можно ли по иску жены очень состоятельного господина обратить взыскание на имущество компании, акционером которой тот является. Проблема состоит в том, что компания зарегистрирована в офшоре (поэтому обратить взыскание на ее акции английский суд не может), но ее активы находятся в Англии, и до них суд в принципе может добраться.

Мнения нижестоящих судов разделились. Судья в первой инстанции сказал, что с точки зрения семейного права акции могут рассматриваться как часть совместно нажитого имущества. Апелляционный суд решение отменил, поскольку компания является отдельным юрлицом, а правило Саломона применяется ко всем делам, в том числе и семейным. И если и обращать взыскание на активы компании, то через институт снятия корпоративной вуали.

Вердикта высшей инстанции осталось ждать недолго.

Выступление Стюарта Айзаакса вызвало у аудитории заметный интерес. Вопросы докладчику задали заместитель председателя ВАС РФ Татьяна Андреева, профессор Российской школы частного права при Правительстве РФ Артем Карапетов, другие видные ученые-цивилисты.

Комментируя выступление коллеги, Андрей Гольцблат, возглавляющий московский офис BLP, сказал РАПСИ, что во многом подходы в английском суде схожи с нашими корпоративными институтами и подходами ВАС РФ. По его словам, основное отличие – в правоприменении, которое отличается в Англии и в России. «Поэтому нам предстоит пройти долгий путь, чтобы наши компании окончательно стали судиться в России», — сказал адвокат.

То, что путь будет долгим, можно проиллюстрировать забавным сюжетом из доклада Романа Ходыкина. По его словам, на процессе «Березовский против Абрамовича», один из адвокатов ответчика начал свое выступление с такого обращения к судье и публике: «Чтобы лучше понять обстоятельства спора, вы должны на время забыть современные реалии и перенестись в Англию шекспировских времен».

Ну, сделай что-нибудь, хотя бы деньги!(Владимир Вишневский)
Теги: , , , , .
Материалы возможно не похожие на

Директор будет нести ответственность перед держателем чека

но не менее значимые



Напишите что Вы думаете по теме ... | Директор будет нести ответственность перед держателем чека

Ваш Email не публикуется. Обязательные поля помечены *

*
*