А между тем решение Вашингтона озвученное 10 декабря органично вписывается в планы прикладного использования во внешней политике Соединенных Штатов так называемой теории управляемого хаоса


А между тем решение Вашингтона, озвученное 10 декабря, органично вписывается в планы прикладного использования во внешней политике Соединенных Штатов так называемой теории управляемого хаоса.


Речь идет о предоставлении сирийским курдам прежде всего военной помощи для создания вооруженных формирований. И финансовой, вероятно, тоже. По этому поводу лидер Национального курдистанского совета Ширко Аббас заявил, что основной задачей этой армии будет «защита территории сирийского Курдистана от любого вооруженного вмешательства» кого бы то ни было — войск Башара Асада, отрядов Сирийской свободной армии или боевиков исламистских группировок. Ширко Аббас подчеркнул, что США и страны Западной Европы согласились оказать курдам соответствующую помощь, поскольку создаваемая армия встанет на пути распространения радикального исламизма в северо-восточных районах Сирии.

Сирийский Курдистан непосредственно соседствует с турецким Курдистаном, то есть с территорией Турции. Об отнюдь не братских взаимоотношениях турецкой власти с курдами широко известно, Анкара ни за что не пойдет на хоть сколько-нибудь заметное усиление курдов у себя под боком. И при этом Турция — союзник США по НАТО, а в данном регионе вообще самый надежный друг. Однако вряд ли здесь можно говорить о поспешном или ошибочном решении Вашингтона. Как американцы будут объясняться с турками в случае создания курдской армии — это другой вопрос. В первую очередь имеет место реальное воплощение очередного этапа или пункта плана реконструкции Большого Ближнего Востока, который реализуется посредством «управляемого хаоса». В основе этой стратегии лежит старый, как мир, но по-прежнему эффективный принцип «разделяй и властвуй».

На Ближний Восток американцы обратили пристальное внимание в конце Второй мировой войны. Тогда руководитель Центра стратегического планирования Госдепа Джордж Кеннан обосновал важность Ближневосточного региона для геополитических интересов США. В формулировках американских стратегов того периода Ближний Восток фигурировал как «неисчерпаемый источник энергии» и «один из наиболее привлекательных трофеев в мировой истории». Эти характеристики не утратили своей актуальности и после войны, и в конце 20 века, и сегодня.

Собственно, само определение «теория управляемого хаоса» и ее некоторые положения в силу разных обстоятельств заимствованы политологами в работах ученых-естествоиспытателей — Ильи Пригожина и Изабеллы Стенгерс. Эти исследователи разрабатывали идею о существовании в области термодинамики неравновесных систем, в которые изначально заложено стремление к хаосу.

«Управляемый хаос» в действительности вряд ли следует считать оформленной в документ внешнеполитической доктриной. Это скорее некий собирательный образ, вобравший в себя реально существующие концепции, которыми США руководствуются в своей внешней политике. Еще в первой половине 20 века британский военный историк и теоретик сэр Бэзил Лиддел Гарт разработал стратегию «непрямых действий». Изначально стратегия относилась к ведению боевых действий и обеспечивала победу, если удается добиться неуверенности противника в понимании ситуации и намерений атакующего. Не следует применять мощные прямые удары. Позже Б. Л. Гарт пришел к выводу, что доктрина непрямых действий может быть также использована в политике, бизнесе и даже в человеческих отношениях.

«Проект Нового века Америки» (Project for the New American Century), представленный в 1997 году, во многом базируется на стратегии непрямых действий. Он содержит основную задачу: «обеспечить глобальную доминирующую роль США, в том числе посредством подавления режимов, способных нанести ущерб американским интересам и отвергающих американские ценности».

В 2000 году Национальный совет США по разведке представляет доклад «Глобальные тенденции — 2015», содержащий прогноз о том, что стратегическая значимость энергоресурсов Персидского залива будет постоянно возрастать в ближайшие годы. По этой причине американское разведывательное сообщество рекомендует Белому дому противодействовать усилиям других государств в освоении природных богатств данного региона.

Наконец, в 2003 году тогдашний президент США Джордж Буш-младший выступает с инициативой масштабных демократических реформ в странах Ближнего и Среднего Востока и Северной Африки в обмен на финансовую помощь Запада. Инициативы облечены в план «Реконструкции Большого Ближнего Востока». Параллельно всевозможные практические рекомендации для американских государственных ведомств разрабатывает «Институт Санта Фе», созданный в 1984 году под эгидой Государственного департамента и Пентагона. Сотрудник института Стивен Манн, статусный дипломат, специалист по СССР и Ближнему Востоку, примерно с 1980-х годов интересуется переложением термодинамической теории управляемого хаоса в плоскость практического применения ее в политике. В 1992 году он пишет статью «Теория хаоса и стратегическая мысль» и примерно с этих пор получает известность как один из авторов новейшего учения по управлению геополитикой, а также зарабатывает репутацию стратега «цветных революций».

Если не углубляться в теорию, то под общим названием «управляемый хаос» подразумеваются различные средства, кроме прямых военных действий, подрывающие политический и экономический потенциал государства. Это «твиттерные» революции, искусственно созданные оппозиции, различные протестные движения. При создании «управляемого хаоса» в таком обширном географическом регионе, как Ближний Восток, используются двойные стандарты. Об этом свидетельствует, например, такая особенность «арабской весны»: волнения практически одновременно, в течение двух месяцев, охватили весь регион, но не получили развития в Саудовской Аравии и Катаре. Там беспорядки были подавлены местными режимами быстро и беспощадно. При этом оппозиционные движения в этих странах не получили ровно никакой, даже психологической поддержки со стороны США и Евросоюза.

По мнению экспертов, план «реконструкции Большого Ближнего Востока» вступил в решающую фазу в июне 2011 года. В разгар войны в Ливии и на фоне усиления внутренней напряженности в Сирии, Йемене, Марокко и других странах в администрации президента США Барака Обамы уже был сформирован «пул» потенциальных партнеров американцев в этом регионе. Джон Бреннан, советник президента по вопросам внутренней безопасности и борьбы с терроризмом, заявил об укреплении сотрудничества с властями Йемена, Ирака, Сомали и стран Северной Африки. Но самый неожиданный разворот Вашингтон сделал в сторону «Братьев-мусульман» — эту организацию, еще недавно числившуюся в списке террористических группировок, Хиллари Клинтон обозначила в числе партнеров по сотрудничеству. А поскольку другие западные государства послушно следуют в кильватере американской политики в регионе, именно они оказались, мягко говоря, в странной ситуации, заметил в интервью нашей радиокомпании главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов:

«Совершенно непонятна действительно позиция Запада, который ничего не выгадает в результате всего этого. Я не верю в какие-то хитрые долгосрочные планы, просто с самого начала, с Туниса и Египта, это была попытка уцепиться за, как они говорят, „правильную сторону истории“. Каждый следующий шаг сужает коридор, то есть дальше приходится оказываться в союзе с теми, против кого до этого вели 10 лет крестовый поход, против терроризма».

Между тем аналогичным образом США и Западная Европа налаживали и укрепляли сотрудничество с «Ливийской исламской боевой группой», прочно влившейся в «Аль-Каиду» в 2007 году. Представители политического крыла этой группировки под революционным названием «Ливийское исламское движение за перемены» впоследствии принимали едва ли не ведущее участие в формировании новой ливийской власти под контролем США и НАТО.

Когда митинги в Сирии еще не переросли в боевые действия, США, по мнению многих экспертов, использовали для оказания давления на Дамаск Катар и Саудовскую Аравию. А поскольку в Сирии США действуют опосредованно, то именно эти две страны сыграли роль основного внешнего фактора, в итоге превратившего протестные настроения в гражданскую войну. Саудиты при негласной поддержке американцев с самого начала спонсировали лидера движения «Мустакбаль» Саада Харири, который переправлял сирийским мятежникам оружие из соседнего Ливана.

Если иметь в виду реализацию американского плана большой «реконструкции» Ближнего Востока, то Сирия — это явно очередной и довольно значимый этап проекта. Сирийский кризис создает благодатную почву для экстремистских движений исламского толка, отметил в интервью «Голосу России» итало-марокканский журналист и специалист по Ближнему Востоку Чаоки Халид:

«Нельзя также забывать, что Сирия граничит с Ираком, не стоит сбрасывать со счетов курдский фактор. Плюс ко всему внутри самой Сирии существуют свой собственный „джихадистский очаг“, который прочно укоренился сразу в нескольких городах этой страны. Есть также граница с Ливаном, которая нередко дает поводы для новостей. На мой взгляд, появление столь хорошо организованных вооруженных группировок, прежде всего, объясняется несвоевременным и неадекватным решением этого конфликта».

 — Иордания: «арабская весна» может наступить в январе

Сирия — очередной, но, скорее всего, не последний пункт плана «реконструкции». Следующей целью одни аналитики называют Иорданию, другие не рискуют давать точные прогнозы. Так, эксперт-востоковед Института стратегических оценок и анализа Сергей Демиденко в интервью «Голосу России» заметил:

«Следующим может быть вообще кто угодно. Мне кажется, что все-таки Иордания — это не Сирия и не Египет, она никогда не оказывала такого серьезного влияния на ситуацию на Ближнем Востоке. Она никогда не оппонировала Саудовской Аравии, она никогда не предъявляла претензии на региональное лидерство. Тем более что Иордания и так уже зависима от Саудовской Аравии в плане поставок нефти. Все-таки Саудовская Аравия и Катар зачищают регион от эффективных, от оппонирующих режимов. От состоятельных в военном и экономическом отношении. Только если из принципа они пойдут на это, чтобы уж полностью зачистить поле».

Кто бы ни оказался следующей мишенью этой большой «реконструкции», Соединенным Штатам удалось уже и так основательно расколоть арабский мир. Но управляемый хаос прожорлив — как обещал воинственный сенатор Джон Маккейн, последними очагами «цветных революций» должны стать Москва и Пекин.

Курить мы будем, но пить не бросим. (Неизвестный автор)
Теги: , , , .
Материалы возможно не похожие на

А между тем решение Вашингтона озвученное 10 декабря органично вписывается в планы прикладного использования во внешней политике Соединенных Штатов так называемой теории управляемого хаоса

но не менее значимые



Напишите что Вы думаете по теме ... | А между тем решение Вашингтона озвученное 10 декабря органично вписывается в планы прикладного использования во внешней политике Соединенных Штатов так называемой теории управляемого хаоса

Ваш Email не публикуется. Обязательные поля помечены *

*
*